Harper’s Bazaar Serbia- Strength and Passion

We met Kira Dikhtyar – model, successful former athlete, and zealous humanitarian through an edgy editorial in which she introduced herself to us and an honest interview.

  1. What prompted you to launch the Age of Consent campaign and defend minors from abuse and sex trafficking?

It was my personal experience that inspired me to take an active stance against injustice. When the program started, I received 62,000 messages from girls who live in Russian-speaking countries over 13% of which were girls from Ukraine.

Lately, the project slowed down due to challenging events around the globe. But, as soon as the international situation normalizes I can reassure you that I will be back to resuming my fight for woman’s rights.

  1. What results do you expect from the campaign, how will you know if it was successful?

I launched the ‘Global Legal Age Campaign’ with the mission to raise the minimum age across the globe and team up with UN Women in NY and lawmakers and media in Russia.

This campaign raises awareness about the fact, that today, over 64 countries by number and 48% by population have a legal age of consent lower than 14 y.o. Even though the project has slowed down due to the complicated political situation, many things are happening in the background.

  1. You lived in New York until economic sanctions were imposed on Russia, and then you returned to your homeland. Can you describe how you do business and live in Russia today?

Even though Sanctions are not supposed to hurt regular citizens, in reality, they always make life difficult for ordinary people. Russians are a very patient and hardworking nation, so many perceive the lack of consumer goods as an opportunity to fill the market void with locally manufactured goods. This new breed of businessmen is viewing sanctions pressure as a perfect time for new market opportunities.

The fashion industry is not an exception. Almost all major fashion brands have left the country creating an enormous void when it comes to satisfying countries’ demand for comfortable and fashionable closing. The Russian government understands the need to have its own fashion brands and is actively supporting the fashion industry by giving grants and business financing to talented designers in hopes of fully satisfying fashionistas’ demands and, maybe creating its own world-class fashion brands.

  1. We have seen your fashion editorial in the Ukrainian edition of Marie Clair. How did it come about?

I have worked for many magazines in different countries. I have seen a lot, but I have never been attacked, trolled, and hated online just for being Russian until the Vogue photoshoot in Ukraine.

It is an interesting and very unusual story. A while year ago, well before the special operation, Vogue magazine in Ukraine offered me a publication. When the photos were done and the article was finally ready for print, I was told by Vogue, that I would need to remove all Russia-related content from my social media accounts in order for the article to be published.

Vogue canceled this article and photoshoot only because they took my support for the Russian Gymnastics Team (sisters Averin to be precise) at the Japan Olympics for pro-Russian propaganda. Elle magazine also refused to publish the article because of my support for Russian gymnastics.

But I am an athlete and I never give up. The article and photoshoot were published by Marie Clair simply because of a misunderstanding. It appeared that during the negotiations, the Ukrainian side was under impression that I was a Ukrainian-born model – this is the only reason why the article was published.

This story clearly shows that the so-called “Rusofobia” existed well before the special operation took place in Ukraine. I think it is a shame that sports and modeling are becoming politicized. The entire goal of Olympism is to place sport at the service of the harmonious development of humankind and therefore, I do believe that things of that nature, including fashion, should be placed outside of politics.

  1. Does the study of geopolitics help you better understand political developments in the world?

I studied political science at Moscow State University, it helps to establish cause-and-effect relationships of many events and better navigate the modern world. But knowledge of political geography does not make me a politician, I am just a model, beautiful and smart (joke).

  1. You starred in reality shows The Face and Model Moms. What did you learn from that experience? What do you think of reality shows today?

Participation in the reality show ‘The Face’ was a difficult test for me in terms of psychology because I constantly had to prove something to someone and “break” myself while being already an established model. But it was the experience of seeing the show from the inside that allowed me to later launch my own Model Moms project. And yet, I think that the era of reality shows is coming to an end, it’s time to come up with something new.

  1. Do you plan to visit Serbia?

When a special military operation began in Ukraine, Serbia was the only European country that has not stopped air communication with Russia, providing a safe bridge for ordinary people who work abroad and travel on important family matters.

I remember, the day, when I got to know about the special operation. I dropped everything in New York to fly to Russia. I was ready to board the first available plane to be with my only son, my retired mom, dad, and grandmother who are all worried sick because of the insanely complicated economic and political situation fuelled by fake news and lack of reliable information.

I remember looking at flight listings online only to find out that all the flights were canceled, sold out, or unavailable. I had a panic attack. I remember frantically searching the internet to find out which air carriers still have flights to Moscow. To be honest, when I learned that Serbian Airline still has flights to Moscow. I got emotional when I finally got my ticket confirmation from Air Serbia.

On the way to the airport, the traffic was awful – I had an emotional panic attack and I am so thankful to Air Serbia representatives for making me feel safe and secure. I had a layover in Belgrade. I was truly amazed at how helpful and understanding Serbian people are. Without their help, I would’ve never made it to my family.

I am very thankful to Air Serbia for helping me reunite with my family when no other carrier cared.

  1. After the movie Making the Day, have you considered becoming a pro in acting? What did you like the most in that experience? Is there something that you loved less?

Making the Day was a great experience. I had an opportunity to work with true professionals – remarkable people on and off film. I have been in front of a movie camera before, but this was an absolutely different experience. The ups and downs are a part of any creative process, so you have to plow throw. But when you see the production for the first time on the big screen, you know that it was well worth it.

  1. You are well known and recognized name in the fashion business. Is there any dream in fashion left that you still did not achieve?

I would agree with one famous Russian who said, “I think that Russia would be … ahead of the rest of the planet, not only in the field of ballet and space rockets.” But, as a fashion model and a woman, I dream of the word “fashion” added to the list. After all, beauty will save the world!

  1. Is there another dream in fashion that you haven’t yet achieved?

I plan to produce shows and photoshoots with Russian designers in the countries of the world that do not support sanctions against Russia.


  1. Что побудило вас запустить кампанию «Возраст согласия» и защитить несовершеннолетних от жестокого обращения и торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации?

Мой личный опыт вдохновил меня на активную позицию против этой несправедливости. Когда моя программа ‘Возраст Согласия’ стартовала, я получила 62 000 сообщений от девушек, проживающих в русскоязычных странах, более 13% из которых были девушками из Украины.

В последнее время проект замедлился из-за сложных событий по всему миру. Но, как только международная ситуация нормализуется, я могу вас заверить, что вернусь к своей борьбе за права женщин.

  1. Каких результатов вы ожидаете от кампании, как узнать, была ли она успешной?

Я работала с кампанией ООН под названием «ООН-женщина», потому что хотела привлечь внимание всего мира к тому факту, что сегодня более 64 стран по количеству и 48% по населению имеют установленный законом возраст согласия ниже 14 лет.

Несмотря на то, что кампания относительно новая, она уже дала результаты. Например, Испания и Австрия уже повысили возраст совершеннолетия в своих странах, за ними следуют Филиппины, которые недавно повысили возраст согласия с 12 до 16 лет.

  1. Вы жили в Нью-Йорке до введения экономических санкций против России, а потом вернулись на родину. Можете ли вы описать, как вы ведете бизнес и живете в России сегодня?

Несмотря на то, что санкции не должны вредить обычным гражданам, на самом деле они всегда усложняют жизнь простым людям. Россияне — очень терпеливая и трудолюбивая нация, поэтому недостаток ширпотреба многие воспринимают как возможность заполнить рыночную пустоту товарами местного производства. Это новое поколение бизнесменов рассматривает санкционное давление как идеальное время для новых рыночных возможностей.

Индустрия моды не исключение. Почти все крупные бренды покинули страну, создав уникальную рыночную ситуацию.

Я рада что Российское правительство понимает необходимость иметь отечественных производителей модной, удобной, и доступной одежды и обуби и активно поддерживает индустрию моды, предоставляя гранты и финансирование бизнесам и талантливым дизайнерам в надежде полностью удовлетворить запросы модников и, возможно, создать свои собственные бренды мирового уровня.

  1. Мы видели вашу статью в украинском издании Marie Clair. Как это произошло?

Я работала со многими журналами в разных странах мира. Я многое повидала. До моей фотосессии в Украинском журнале Vogue, я никогда не подвергалась нападкам, троллингу и ненависти в сети только за то, что я русская.

Это интересная и очень необычная история. Год назад, задолго до спецоперации, украинский журнал Vogue предложил мне публикацию. Когда фотографии были готовы и статья была готова к печати, Vogue сообщил мне, что мне нужно будет удалить весь контент, связанный с Россией, из моих аккаунтов в социальных сетях, чтобы статья была опубликована.

Vogue отменил эту статью и фотосессию только потому, что я поддерживала сборную России по гимнастике (точнее, сестер Авериных) на Олимпийских играх в Японии обвинив меня в пророссийской пропаганде. Журнал Elle также отказался публиковать статью из-за моей поддержки российской сборной.

Но я спортсменка и никогда не сдаюсь. Статья и фотосессия были опубликованы Marie Clair просто по недоразумению. Оказалось, что во время переговоров у украинской стороны сложилось впечатление, что я модель украинского происхождения – только поэтому статья была напечатана.

Эта история наглядно показывает, что так называемая «русофобия» существовала задолго до проведения спецоперации в Украине. Я думаю что спорт и модельный бизнес не должны быть политизированы. Вся цель олимпизма состоит в том, чтобы поставить спорт на службу гармоничному развитию человечества, и поэтому я считаю, что такие вещи как мода, искусство, и спорт должны находится вне политики.

  1. Помогает ли изучение геополитики лучше понять политические процессы в мире?

Я изучала политологию в МГУ – это помогает мне устанавливать причинно-следственные связи многих событий и лучше ориентироваться в современном мире. Но знание политической географии не делает меня политиком, я всего лишь модель, красивая и умная (шутка).

  1. Вы снимались в реалити-шоу The Face и Model Moms. Чему вы научились из этого опыта? Что вы думаете о реалити-шоу сегодня?

Участие в реалити-шоу «Лицо» стало для меня тяжелым испытанием с точки зрения психологии, ведь мне постоянно приходилось кому-то что-то доказывать и «ломать» себя, будучи уже состоявшейся моделью. На этом проекте я увидела как создаются ТВ шоу изнутри. Эти знания позволили мне запустить собственный проект Model Moms. И все же, я думаю, что эпоха реалити-шоу подходит к концу – пора придумывать что-то новое.

  1. Что вы думаете о Сербии?

Когда в Украине началась спецоперация, Сербия была единственной европейской страной, которая не прекратила авиасообщение с Россией, предоставив безопасный мост для простых людей, которые работают за границей и путешествуют по важным семейным делам.

Помню тот день, когда я узнала о спецоперации. Я бросила все в Нью-Йорке, чтобы улететь в Россию. Я была готова сесть на первый самолет, чтобы быть с моим единственным сыном, моей мамой, папой и бабушкой, которые все очень переживают из-за безумно сложной экономической и политической ситуации, подогреваемой фейковыми новостями и отсутствием достоверной информации.

Я помню, как просматривала списки рейсов в Интернете только для того, чтобы узнать, что все рейсы были отменены, распроданы или недоступны. У меня была паническая атака. Помню, как я лихорадочно искала в интернете, какие авиаперевозчики еще не отменили рейсы в Москву. Я очень рада, что Сербские авиакомпании, вопреки санкциям продолжали обеспечивать авиа перевозки в Москву. Я очень расчувствовалась, когда наконец получила подтверждение своего билета от Air Serbia.

Я очень благодарна представителям Air Serbia за понимание ситуации и ту помощь которая мне была оказана. Во время пересадки в Белграде, я была поражена тем, насколько Сербы похожи на нас, Русских. Они такие же услужливые и понимающие люди как и мы.

Я очень благодарна Air Serbia за то, что они помогли мне воссоединиться с моей семьей.

  1. После фильма Making the Day вы думали стать профессиональной актрисой? Что вам больше всего понравилось в этом опыте? Есть ли что-то, что вы любили меньше?

‘Making the Day’ было для отличным опытом. Мне довелось работать с настоящими профессионалами и замечательными людьми как в кино, так и вне его. Я и раньше была перед кинокамерой, но это был совершенно другой опыт. Взлеты и падения — часть любого творческого процесса, поэтому приходилось по настоящему ‘пахать’. Но когда я впервые увидела себя на большом экране, я поняла, что оно того стоило.

  1. Вы хорошо известны и признаны в модном бизнесе. Осталась ли какая-то мечта в моде, которую вы так и не осуществили?

В настоящее время я представляю ряд российских брендов и являюсь лицом Naz Maer – одного из крупнейших российских дизайнеров вечерней одежды, широко известного тем, что он наряжает всех российских знаменитостей.

Я планирую проводить показы и фотосессии с российскими дизайнерами в странах мира, не поддерживающих санкции против России.

  1. Есть ли еще одна мечта в моде, которую вы еще не осуществили?

Я бы согласилась с одним известным русским, который сказал: «Я думаю, что Россия была бы… впереди планеты всей не только в области балета и космических ракет». Мечтаю, чтобы в список добавилось слово «мода». Ведь красота спасет мир!

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.

©2022 Kira Dikhtyar